Последние комментарии

  • Земля обетованная19 августа, 21:00
    абсолютно с вами согласен, тем более, что Блондинка тщательно обошла тему еврейской эмиграции . По официальным данным...Развеиваем, как дым, сказку революционеров "О потерянном населении России"
  • Родослав Тмутерраканский9 августа, 13:20
    ОБЛАКОГОНИТЕЛИ. Кубанский поэт ВАЖНИН Родослав. Тучи небесные, вечные странники. Нет у вас родины, нет вам изгнания. ...Об акции СпасиСибирь 18+
  • Александр Тимошенко8 августа, 5:26
    Гениальная глупость! Особенно рассмешил пассаж про хорошие земли в Прибалтики! Ахренеть!"Древние славяне – народ из голодного леса" - кто же персонально так корёжит историю древней Руси?

Эрдоган совершил ошибку эпического масштаба

 

Фото: Jorge Silva, Reuters
 

 

  Неделю назад Турция получила первую партию российских зенитных комплексов С-400 – систему ПВО, разработанную для того, чтобы сбивать самолеты НАТО. Их закупка была стратегической ошибкой, возможно, худшей из тех, что совершила Анкара со времени вторжения на Кипр в 1974 году.

Тогда ответом на оккупацию северного Кипра стало международное осуждение Анкары, эмбарго на поставки американского оружия и резкое ухудшение отношений с Западом, в том числе и с Европейским союзом, о членстве в котором Турции и мечтать нечего, пока она не уйдет с этого острова.

   Несмотря на неоднократные предупреждения о том, что покупка С-400 может привести к ухудшению отношений между США и Турцией, Анкара не остановилась на полдороге. Спрашивается, почему? Одно из объяснений – Турция теряет доверие к США, особенно после того, как Вашингтон вооружил курдские народные подразделения обороны (YPG), воюющие в Сирии против ИГ. В глазах Анкары эта группа – лишь фракция запрещенной Рабочей партии Курдистана (РПК), с которой она борется десятилетиями.

   Анкара также недовольна тем, что Фетулла Гюлен – проживающий в Пенсильвании турецкий проповедник, который, по словам Анкары, стоял за попыткой государственного переворота в июле 2016 года, все  еще не предстал перед судом по вопросу о выдаче его Турции. Есть и другие аргументы, основанные не так на антипатии Анкары к Вашингтону, как  на ее стремлении отстаивать свою независимость.

   Можно усмотреть в истории с С-400 утверждение Турцией права на закупку вооружения у того, кого она сама выберет. Добавьте к этому свойственную Турции, особенно под властью Эрдогана, манию величия и желание видеть себя наследницей Османской империи, независимой как от США, так и от России, занимающей естественное, как она полагает, место лидера мусульманского мира.

  В Турции циркулируют слухи, будто США действительно стояли за попыткой государственного переворота 2016 года. А поскольку именно американские истребители F-16 турецких ВВС по приказу руководителей мятежа бомбили в ночь переворота Великое национальное собрание Турции, Анкара, следуя странной логике, решила, что страна, если хочет обезопасить свое правительство в случае нового путча, нуждается в вооружении, которое не имеет отношения к НАТО.

  Но если в Анкаре действительно так думают, это значит, что своих внутренних врагов Турция по-прежнему считает такой же, а то и большей угрозой, чем ее внешние враги. Это характерный для слабого государства симптом, так что неслучайно традиционные союзники Турции не считают ее серьезным стратегическим партнером.

  Президент Эрдоган, вероятно, решил, что добился уступок со стороны президента США Дональда Трампа, поскольку во время встречи в кулуарах саммита G20 в прошлом месяце тот говорил примирительным тоном. Но Эрдоган ошибается. Теперь, когда Турция получает установки С-400, Вашингтон обязан применить хотя бы ряд санкций, предписанных Законом о противодействии врагам Америки (CAATSA). Сюда может входить предотвращение получения Турцией кредитов от США или международных финансовых институтов, отказ в выдаче виз и экспортных лицензий, отказ в разрешении на приобретение недвижимости и даже запрет на проведение банковских операций, через американские финансовые учреждения.

   Все это происходит в то самое время, когда Турция все еще рассчитывает на то, что министерство финансов США проявит добрую волю, и ограничится лишь незначительным штрафом за нарушение турецким государственным «Халкбанком» закона о санкциях против Ирана, ведь Турция переживает серьезный экономический спад.

   В военном отношении С-400 – это выброшенные на ветер 2,5 миллиарда долларов. Несмотря на то, что С-400 – система достаточно сложная и способная сбивать истребители-невидимки - она не может образовывать интегрированную систему защиты. Для последнего Турции потребуются российские комплексы «Бук-М1» (SA -17) средней дальности и тактические «Игла-С» (SA-24) малой дальности. Но Турция на настоящий момент располагает английскими установками Rapier, американские MIM-23, турецкими PMADS, а аткже радиолокационными системами, в основном американскими, английскими и французскими.

  Похоже, что С-400 будут размещены в Анкаре. Единственный толк от них - если в случае очередного переворота F16 отправятся бомбить Анкару, то С-400 смогут их перехватить и, будем надеяться, до того, как они приблизятся к густонаселенной столице.

 В качестве альтернативы, их можно расположить на юго-востоке страны для защиты от РПК, но это абсурд, потому что курды не располагают оружием, от которого нужно было бы обороняться с помощью С-400. Более того, в таком случае российская система окажется в непосредственной близости от баз НАТО, и Россия не упустит случая попытаться выудить секретную информацию об оборудовании НАТО.

   В июне этого года Патрик Шанахан, исполнявший  в то время обязанности министра обороны США, направил своему турецкому коллеге предупреждение, в котором заявил, что если Анкара получит С-400, Турция будет исключена из программы F-35. На тот момент Вашингтон уже искал производителей составных частей истребителей F-35, которые могли бы заменить турецких разработчиков, и решил прекратить дальнейшую подготовку турецких пилотов, что для турецких ВВС стало серьезным ударом.

  В письме Шанахана также подчеркивалось, что Турция негативно влияет на «возможность расширения и поддержки сотрудничества с США в рамках НАТО».

   Несмотря на то, что не существует механизма для исключения стран из НАТО, закупка Турцией системы С-400 является таким существенным актом нарушения доверия, что отныне Турция будет, по крайней мере неофициально, изолирована в различных военных и гражданских структурах НАТО.

  Члены НАТО хорошенько подумают, прежде чем решат использовать турецкие базы и военную инфраструктуры страны и будут искать альтернативные варианты  в соседних странах, таких как Греция, Кипр и Иордания. В условиях сохраняющейся напряженности между Турцией и членом ЕС Кипром и членом НАТО Грецией в Восточном Средиземноморье Турция будет рассматриваться как противник, а не как союзник.

   В результате закупки Анкарой российского военного оборудования, стратегические отношения Турции с США и НАТО оказались в глубокой пропасти, и не похоже, что в обозримом будущем туда заглянет лучик света.

Саймон А. Уолдман, «ХаАрец», М.Р.

 

 Читать так же  по теме :                                                                                                                                                  

Жители Стамбула ненавидят и сирийцев, и палестинцев

 

                                                                                                                                   

Фото: Umit Bektas, Reuters
 

 

«Антиарабские настроения здесь ощущаются везде. На меня смотрят с отвращением в автобусе. Почему они так себя ведут?!»

20-летняя Насрин Амира (имя вымышленное), начинающая художница, палестинка, переехала в Стамбул два года назад из Газы. Этот город казался ей «ключом к миру», мог расширить ее художественный кругозор. К тому же она думала, что тут о ней будут судить по таланту, а не по происхождению.

Однако в новом для Насрин доме, похоже, не все в порядке: турки быстро копят обиду на арабов. Недовольны они, в основном, сирийскими беженцами, обосновавшимися в Стамбуле, но враждебно в целом относятся ко всем арабам, следовательно, и к палестинцам тоже.

Насрин разочарована этим: «Друзья в Газе думают, что за ее пределами – легко и хорошо. Но жизнь и так приходится начинать с нуля, а вдобавок к этому – расизм, повсюду, причем такой, с каким я никогда не сталкивалась в Газе».

Действительно, турецкий народ сейчас сходится во мнении, что «самая большая угроза для Турции – это арабы». Причем, в этой стране существуют два совершенно отдельных источника антиарабских настроений. Первый исходит из неприятия туристов из стран Персидского залива – они богаты, смотрят свысока, ходят по магазинам и посещают знаменитую стамбульскую клинику, в которой делают пересадку волос. «Бедуины с мерседесами» - так их называют консервативно настроенные местные жители. А второй источник антиарабских настроений – группа, значительно более многочисленная, более бедная и политически легковоспламеняющаяся: беженцы из Сирии.

По данным ООН, в Турции находится сегодня больше всего беженцев в мире, в том числе - более 3.6 миллиона сирийцев. Официально только в Стамбуле живут около полумиллиона зарегистрированных сирийских беженцев, это 3.4 процента населения города. Что делает Стамбул одним из крупнейших «сирийских» городов в мире...

Так много – потому, что у Турции и Сирии есть общая граница, а еще есть договор, заключенный с ЕС, о приеме беженцев, оказавшихся на греческих островах, в обмен на значительные европейские выплаты. Этот процесс в Стамбуле создал напряженность в сфере услуг, добавив конкуренции за рабочие места – и это в то время, когда в Турции набирает обороты экономический кризис.

   Собственно говоря, отношения между жителями Стамбула и сирийскими беженцами строились уже по известному сценарию: вначале их приветствовали, сочтя временными гостями; затем, уже на ранних этапах, возникла напряженность с рабочими местами, ведь беженцы заполонили все низкооплачиваемые работы: им не давали официальных разрешений на работу, а в результате работодатели, используя их хрупкий правовой статус, все же их принимали, но платили им намного меньше, чем туркам. Например, за раздачу рекламных проспектов беженец, работающих по двенадцать часов в день, получит чуть более ста долларов в месяц. Это менее трети от минимальной ежемесячной зарплаты в Турции, она составляет 354 доллара, но и ее не хватает, чтобы жить более или менее нормально…

    Уровень безработицы в Турции сегодня достиг самой высокой отметки за последние десять лет - почти 15 процентов. Безработица среди молодежи – еще на 10 процентов выше, чем в среднем по стране. С 2017 года турецкая лира потеряла тридцать процентов своей стоимости по отношению к доллару США. А поскольку в последний год этот экономический кризис вошел в наиболее интенсивную фазу, многие турки обвинили в экономической нестабильности беженцев. В них видят конкурентов, лишивших их заработков. «Сирийцы крадут наши рабочие места» - стало своего рода зловещим, но сплачивающим лозунгом.

В условиях растущей напряженности, когда ситуация подогревается политиками-популистами, сирийцы - легко идентифицируемое меньшинство с неопределенным правовым статусом и отсутствием политического представительства - стали явной мишенью ксенофобской риторики и насилия. Сирийских беженцев обвиняют в том, что Стамбул перенаселен, что он стал городом насилия, что в нем грязно, что беженцы меняют характер города, «импортируя» сюда арабский язык и чуждую культуру.

Одна из моих собеседниц, Хаят, сказала мне, что избегает говорить по-арабски прилюдно, находясь за пределами большинства арабоязычных районов. А комментатор «ХаАрец» Мухаммед Шехада поведал печальную историю: в прошлом году один из успешных ресторанов Газы открыл филиал под названием «Аль-Табон» в Стамбуле, ориентированный на основной турецкий рынок, а не на арабских клиентов. В новое предприятие было вложено несколько сотен тысяч долларов. Но ресторан разорился, потому что турки не хотели ничего заказывать в «арабском ресторане».

    Даже новый мэр Стамбула Экрем Имамоглу, одолевший сторонников Эрдогана и провозглашенный борцом за демократию и социальную интеграцию - и тот во время своей предвыборной кампании обещал, что сирийцы будут отправлены домой, в «безопасную Сирию». Подобные речи помогли ему одержать победу, например, в Фатихе – районе, в котором поселилось множество сирийских беженцев. Имамоглу опирался на общественное мнение: опрос, проведенный в 2017 году Стамбульским университетом Бильги, выявил, что 86 процентов жителей (исключая сирийцев) хотят, чтобы те вернулись домой после окончания гражданской войны на их родине.

«Мы отнюдь не станем расистской администрацией, но сложившаяся ситуация не может более продолжаться. Беженец должен быть изолирован в лагере, если это необходимо, или должен быть перевоспитан», - говорил Имамоглу.

Через несколько дней после этого заявления в стамбульском районе Кючукчекмедже кто-то распространил через WhatsApp ложный слух о том, будто сирийский беженец напал на турчанку. После чего местные жители затеяли массовую драку с сирийскими беженцами и стали громить их лавки. Конфликт выплеснулся и в социальные сети - между теми, кто выражал солидарность с жертвами, используя хештег «сирийцы не одиноки», и теми, кто призывал беженцев покинуть Турцию, под хештегом «Не хочу сирийцев в моей стране».

Как утверждает Догус Симсек, эксперт по миграции из Университета Коч, сирийские беженцы в Турции обычно воспринимаются как «преступники, нищие, грабители, эксплуататоры, проститутки, инструменты для политики - но не как отдельные лица».

Впрочем, ожидания, что беженцы рано или поздно - покинут Турцию, могут не оправдаться. Сирийцы, которые уже много лет живут в Стамбуле, глубоко укоренились тут. Они вкладывают средства в малый бизнес, их дети учатся в местных школах, в их семьях в Турции родилось за это время около 350 тысяч малышей.

Антиарабские настроения - не новое явление для Турции. Они начинаются еще в школе, где в учебниках сообщается турецким детям, что арабы предали турок во время Первой мировой войны.

Для палестинцев Стамбул был долгое время своего рода маяком, ориентиром для тех, кто отчаянно хочет вырваться за пределы сектора Газа. И благодаря относительно простой возможности получить туристическую визу, и из-за пропалестинской репутации, и потому, что жители Газы мечтают оттуда переехать в Европу. Лишь некоторые палестинцы замечают весьма успешную двухуровневую стратегию турецкого президента: громко, во всеуслышание, критиковать Израиль за его отношение к палестинцам, и в то же время стараться не нарушать интенсивных экономических связей между Израилем и Турцией.

Насрин выучила турецкий язык, но и это не помогает. Она обеспокоена тем, что антисирийские настроения могут усиливаться. «Я сказала своей семье: даже не думайте о том, чтобы приехать сюда! Я не хочу, чтобы на вас косо смотрели. Стамбул должен быть в этом плане самым последним вариантом».

Эстер Соломон, «ХаАрец». М.К. 

 источник :  https://detaly.co.il/zhiteli-stambula-nenavidyat-i-sirijtsev...                                                                                                                                                                                  

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх